Кто определяет содержание моих уроков?

Приступить к размышлениям об образовательных технологиях хочется с описания двух коротких разговоров, случившихся у меня на уроке в этом учебном году.

Первый — ещё в сентябре. Приготовился к уроку: подобрал материал, подготовил задания, спланировал кто, что и как будет делать. И вот уже на уроке, стою, объясняю материал; пятиклассницы с первой парты смотрят на меня внимательно, пристально. «Можно спросить?» — обращается одна из них. «Конечно, можно», — отвечаю я. «А вы знали, что у вас на голове волосы чёрные, а брови рыжие?» Я улыбаюсь, киваю, говорю, что знал, а сам понимаю, что это не для них урок про информацию и восприятие информации, а для меня. Что там? «Информация по способу восприятия бывает визуальная, аудиальная, тактильная, вкусовая, обонятельная…» Но вот приходит человек к человеку, и воспринимают они прежде всего человеческое друг в друге.

Другой — на прошлой неделе. Я объясняю алгоритмы, как можно сократить количество команд, что-то о математике и оптимизации. И тут традиционный вопрос, где может это в жизни пригодиться. Я немного о жизни, об управлении самим собой и другими, а шестиклассница просит: «Можно ещё один вопрос задать?». «Да», — улыбаюсь я, а она спрашивает: «Почему вы с нами на «вы» говорите, мы ведь ещё не старые?»

Почему у меня слово «технология» ассоциируется с чем-то автоматическим, машинным, искусственным? Может быть, потому, что τέχνη и есть «искусство», в том числе и искусство ремесленника, создающего вещи искусные и искусственные? А образование для меня всегда что-то живое и порождающее, будь то образование гор или образование человека: в одном случае создаётся твердь, а в другом создаётся по образу и подобию. Пожалуй, благодаря этому я и могу понять образовательные технологии как искусство творца. Написал сейчас с маленькой буквы, а смыслом хочу наполнить таким, чтобы звучало с большой.

Итак, на уроке много может быть и приёмов чисто ремесленных, и организация учебного процесса — это сродни организации производства, где требуются свои инженеры, однако в школу, чтобы она была живой, должны прийти люди: дети, маленькие и большие, и взрослые, разные взрослые. Слишком холодно звучит единое образовательное пространство, кто привнесёт в него творческое разнообразие и сердечную теплоту?

Это первый вопрос, возникающий у меня в связи с размышлением об образовательных технологиях: «Кто?» Тот, кто боится «как бы чего не вышло»? Тот, кто жалуется на то «какое пошло поколение»? Тот, кто ненавидит «безграмотных начальников и необразованных чиновников»? Тот, кто плачет о «потерянном времени, утраченных ценностях и своих иллюзиях»?

Я преподаю информатику. Когда-то Андрей Александрович Берс рассказывал мне о своих учителях: об Алексее Андреевиче Ляпунове и Андрее Петровиче Ершове. Эти рассказы в студенческие годы определяют сегодня содержание моих уроков: математика и программирование. Некогда жаловаться на учебники и бумажные экзамены, надо успеть показать множество интересных идей и сделать вместе своими руками то, что без тебя сделано не будет. Именно поэтому можно смело отказаться от любого рекомендованного учебника из любого одобренного федерального перечня, потому что когда-то, академику Ляпунову приходилось поддерживать генетику и в домашних условиях «читать лекции по математической обработке результатов генетических опытов», не смотря на одобренное сверху учение товарища Лысенко.

В школе, где я сейчас работаю, информатика преподаётся со второго класса, и уроки проводятся в компьютерном классе, и лучший материал для практических занятий находится в Студии Кода. Планы уроков для большинства коллег, конечно, ещё нуждаются в переводах, как и уроки без компьютеров, однако, думаю, это то, что ждёт наших общих усилий: можно оттачивать свой английский, можно прибегнуть к помощи коллег; так когда-то сделали мы с моей коллегой, прекрасной учительницей английского языка Ксенией Юрьевной Агеевой, подготовив для ребят в летнем лагере совместные занятия по программированию и английскому языку для программирования. Уроки в Студии Кода настолько удобны для учителя, что очень важно не забывать к ним готовиться: где-то мы собираем код из готовых блоков и некоторых ребят нужно научить пользоваться специальными конструкциями ветвления и цикла, чтобы уменьшить общее количество блоков и сделать алгоритм проще и универсальнее, где-то ребят надо учить читать уже собранный код, показать, что это тоже текст, а в этом тексте могут быть свои ошибки, баги, которые хорошо бы уметь исправлять. На этих уроках дети могут и любят работать самостоятельно. Учить же надо видеть собственные трудности, умению попросить помощи учителя и одноклассника, умению эту помощь оказать, умению объяснить, как это делается, потому что простое «посмотри, как я это сделал и спиши» они могут и сами, и умению принять помощь тоже надо учить. Очень радует, когда ученики способны сказать: «Нет, я не буду смотреть ваш код, мне надо понять, как это сделать самому».

Навыки, полученные в Студии Кода, очень пригодятся при работе в среде Скретч. Дополнительный модуль к программе по курсу информатики для 5-6 классов и поурочные планы уже есть в авторской мастерской Людмилы Леонидовны Босовой, однако от каждого учителя зависит, какой модуль на его уроке будет основным, а какой дополнительным, а также какие ещё учебные материалы будут использованы для подготовки к урокам и рекомендованы детям и родителям. А здесь действительно есть, что рекомендовать. Пока мы c четвёртыми классами анимируем басни, учим Губку Боба играть в футбол, повторяем таблицу умножения, я смотрю в сторону специальных цифровых лабораторий для пятиклассников на уроках информатики и очень надеюсь, что в следующем учебном году они дополнят наши уроки информатики не только углублением математики, но и пропедевтикой физики.

Когда-то очень хорошие идеи и задачи были подготовлены Алексеем Львовичем Семёновым, Александром Калмановичем Звонкиным, Сергеем Константиновичем Ландо, Михаилом Николаевичем Вялым и другими в учебном курсе «Алгоритмика» для 6-7 классов. Этот курс прекрасно сочетается с использованием разработанным научно-исследовательским институтом системных исследований РАН комплектом учебных миров КуМир. Очень полезны и интересны методические разработки Константина Юрьевича Полякова, посвящённые работе в среде КуМир. Однако мой опыт пока говорит о том, что эти идеи и задачи частично можно и нужно воплотить с использованием языка Питон. Очень легко использовать уже готовые задачи, учебные тексты и методические рекомендации при изучении черепашьей графики. Ряд заданий для уроков я опубликовал на своём сайте и со временем надеюсь превратить это в цельный курс для шестиклассников.

А вот седьмые, восьмые и классы старше можно знакомить не только с хорошо зарекомендовавшим себя сайтом дистанционной подготовки по информатике, созданным при непосредственном участии московского центра непрерывного математического образования и многими ведущими учителями, руководителями кружков и тренеров команд по программированию, но и очень удобное платформой Степик, где можно воспользоваться уже готовыми учебными курсами (в том числе и для самообразования), например, для подготовки школьников к олимпиаде НТИ, или научиться создавать свои собственные уроки и курсы.

Кто подберёт самый интересный материал для своих уроков, кроме учителей и детей? Некоторые учебные материалы, которые действительно изменили и меняют мои уроки, посоветовали ребята: когда-то я благодаря пятикласснику Глебу отказался вести курс алгоритмизации и программирования на паскале в пользу питона, сегодня шестиклассник Ярослав активно просит ввести в курс информатики программирование микроконтроллеров.

Смелый учитель решится смотреть не только в учебный план, примерную программу и одобренный УМК, но и вокруг себя. Решительный учитель дерзает услышать голос разума, голос будущего в обращённых к нему словах детей. Дерзновенный учитель меняет то, что в силах изменить прямо сейчас. Но даже если ты смел, решителен, дерзновен, даже если подобранный тобой учебный материал нов и прекрасен, улыбнись снисходительно над самим собой: будущее глазами детей смотрит не только на твои чудесные предметы, но и на твои растрёпанные волосы, на посыпанные мелом кофты и пиджаки, на твои жесты дельного человека, на заставляющие задуматься о красе ногтей пальцы, будущее слышит слова, которые ты говоришь, вместе с интонацией, с которой ты их произносишь, в твоём взгляде оно видит твоё вдохновение, твою радость и, если что-то пошло не так, напишет тебе в записочке: «Не унывай!» Младое, незнакомое племя смотрит на тебя и вопрошает: «Почему вы нам говорите «вы», мы ведь ещё не старые?» Что мне сказать в ответ? «Оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду», — улыбаюсь и говорю тебе: «Здравствуй!»

Логотип Учительской газеты

Семь красных линий

Современный томский автор Алексей Березин написал рассказ «Совещание», а лондонский режиссёр Лаурис Бейнертс (Lauris Beinerts) снял по рассказу фильм «Эксперт» (The Expert).

«Уральские пельмени» своим исполнением смогли рассмешить даже тех, кто современных русских писателей не читает и британских режиссёров без перевода не смотрит.

Семь красных линий — это насмешка над здравым смыслом или задача для такого профессионала, как Решатель?

На этой неделе в школу одарённых Тюменского государственного университета приехали Анатолий Гин и его дочь Евгения Анатольевна, и мы познакомились с образованием для новой эры, цель которого воспитание характера и образование мышления Решателя.

Решатель развивает свою интуицию решением большого числа открытых творческих задач, учится видеть и разрешать противоречия, благодаря творческому мышлению преодолевает стереотипы мышления, умеет организовать свой труд и работать в коллективе.

Если оглянуться вокруг, то мир полон удивительных загадок и тайн. Посмотреть на мир удивлёнными глазами, не останавливаясь на одном решении, выдвигать всё более сильные гипотезы, смело орудовать бритвой Оккама, с радостью взяться за дело и в деле быть решительным и умным. Для этого школьников учат мыслить смело и знакомят с процедурами решения изобретательских задач:

  1. Формулировать условие задачи своими словами, выделяя данные и определяя конечный результат.
  2. Анализировать условия, определяя основной и окружающие объекты, их части и процессы, протекающие вокруг и внутри определённых объектов.
  3. Выдвигать гипотезы, способствующие достижению результата.
  4. Отбирать и ранжировать гипотезы по степени правдоподобия.
  5. Проверять гипотезы, выполняя эксперименты и расчёты.

Мыслить структурно, как раз-два-три-четыре-пять, и получить ПРИЗ, или наоборот: получить ПРИЗ и мыслить структурно 😉

Обо всём этом мы говорили на наших занятиях, всё это мы делали на наших занятиях и даже больше. Вы же можете прочесть книги, например:

А также начиная с завтрашнего дня приступить к курсу Анатолия Гина на Универсариуме.

Преодолей свои семь красных линий!

Добро пожаловать в Школу одарённых ТюмГУ!

Учитель года Тюменской области — 2015

Учитель года. Конкурс? Звание? Для меня это встреча. Так бывает: идёшь по своим обычным делам — дом, работа — и вдруг между работой и домом встречаешь людей. Они так же спешили: кто-то домой, кто-то на работу, но оказалось, что все вместе мы спешим к своим детям, к тем, которых мы уже никогда не догоним, — они всегда будут впереди нас. Осень — время, когда конкурс «Учитель года» приносит свои плоды, а дети — это весна, когда всё только начинается, когда жизнь вступает в свои права, когда цветы, радость, влюблённость, неуёмная жажда быть, время смелых обещаний и дерзновенных поступков. И мы тоже, как дети, в попытке их догнать сделали весенний шаг и вступили в бурный поток конкурса «Учитель года».

В этом году Тюменская область проводила конкурс «Педагог года», где были воспитатели детских садов, школьные психологи, мастера производственного обучения и любимые учителя. Все благодаря особого рода любви встретились не ради доказательства права на первородство, а для демонстрации того, кто в доказательствах не нуждается, на кого можно указать как на первоисточник и первопричину. Они все были как дети, поэтому и вошли в это конкурсное царство.

Первый день. Те, кто были, и те, кто будут, приветствовали друг друга. Год за годом слагались, как строчки стихов… Мы выходили, и каждый учитель года, «не мысля гордый свет забавить, вниманье дружбы возлюбя», читал для себя сокровенное и ждал начала уроков, «полусмешных, полупечальных, простонародных, идеальных, небрежный плод» учительских и детских забав. Все подавали звонок, и я прозвенел в колокольчик… Уроки начались. Биология. Математика. Окружающий мир. Русский язык. Английский. Все волнуются. Переживают. И только дети радуются и те, кто, как дети, пришли на досуге в школу. Свободное время.

А после уроков можно было пригласить самую красивую учительницу на прогулку по вечерней Тюмени: улицы, набережная, кафе. И беседы, шептания, возгласы, шутки, смех и ощущение роскоши, о которой написал Экзюпери. И это хорошо.

Второй день. Сначала сам информатик в компьютерном классе, потом в школу к Станиславу Николаевичу на урок информатики, где можно было просто восхищаться его добротой, мужественностью: такие люди, такие мужчины нужны школе — думающие профессионалы и мастера.

Сразу после этого очень эмоциональный, восхитительный урок Андрея Дмитриевича с его удивительными загадками: Что в чёрном ящике? Что такое “шишак”? Что написано в письме? Как исправить ошибки Винни-Пуха? Как сложить обрывки карты после урагана? В чём искусство на Куликовом поле? О чём послание в капсуле времени? Кто выиграет аукцион? Всем “пять” и возможность видеть чудо на английском, географии, математике, обществознании.

На обществознании класс не вмещал всю публику: любопытные сидели на стульях вдоль стены, в проходе, стояли в дверях, смотрели сквозь распахнутные двери, снимали видео, фото, старались запечатлеть каждое мгновение в своей памяти. А впечатлений хватало: урок Жаслана Кикпаевича был похож на танец — красивый, музыкальный, со множеством гостей, с приглашённой домристкой, с разноцветными куклами.


И это хорошо.

Третий день. Мечты о физике, чтении, окружающем мире, истории и долгожданной мировой художественной культуре остались мечтами. Время надо проводить и со своими детьми, занимаясь программированием, логикой, немецким языком. О воплощённых мечтах напишут другие. И это хорошо.

Четвёртый день. Пока утром другие дают мастер-классы на сцене, мне проводить свой в кабинете триста четыре. Зато потом я успеваю приехать и увидеть хорошего друга, прекрасного музыканта, удивительного учителя и артистичного ведущего Артура Викторовича Зарубу, рассказывающего, как писать стихи, пока другие пишут решение педагогического совета. А перед ним пятёрка тех, кого избрали члены жюри и кого вежливо пропустили вперёд мудрые коллеги:

одним теперь радоваться общению друг с другом, создавая с детьми в тиши лучшие педагогические проекты, а другим нести бремя славы и прямо на сцене разработать и представить педагогический проект. Все в напряжении. Мне самому спешить на карусель, где с ребятами решать задачи из прочитанного журнала.

В этом напряжении и спешке вдруг в душе у меня звучит: “Как хорошо любить читать!” Идеи о вдумчивом читателе в моей голове перемежаются с читателем влюблённым, потом возникает влюблённый писатель, оба они влюблены в одну и ту же, в книгу, которая шепчет своими страницами и тому, и другому. Воспитать вдумчивого читателя. В проекте может быть вдумчивый читатель, а в жизни — любовь к литературе, к слову, к поэзии. Иван Васильевич задаёт свой последний вопрос, и пятеро, ожидающих результатов, читают наизусть стихи и прозу. И самому Ивану Васильевичу никуда не деться и тоже прочесть так, как только он может прочесть наизусть.

Испытания позади. Вечер завершается традиционным концертом, где блистают Олег Геннадьевич Парамонов и Артур Викторович Заруба. И это хорошо.

Пятый день. Имена названы. Пеликан Тюменской области волею судей перелетает в Тобольск, а каждый из нас волею судьбы остаётся пеликаном, чтобы на своём месте и в своё время отдавать сердце детям. Мне же остаётся написать это письмо. И это хорошо.

Прошлогодний снег

Прошлое, о котором хочу рассказать, началось не в прошлом году, а раньше, когда не стало ещё одного учителя, моего учителя, Фёдора Андреевича Селиванова. Словно город внезапно опустел: дома, качели, дороги, лавочки есть, а ничего больше нет, только память. Появилось свободное время, посвящённое до этого написанию диссертации. Ушла в прошлое аспирантура. Остались компьютерные курсы и работа в школе, хотя её почти не осталось. Там, на компьютерных курсах в упоровской школе, я узнал о грядущем конкурсе «Учитель года» и подготовке к нему. И вот, в ноябре, когда выпал снег позапрошлого года, я оказался среди учителей Тюменской области на подготовительных курсах.

Среди этих лиц я встретил старых друзей и новых. Благодаря им начал читать и писать. Прочёл «Вверх по лестнице, ведущей вниз». Написал о своих педагогических маяках. А чуть позже, когда снег уже стал прошлогодним, мы с ребятами из девятого класса начали знакомиться с визуальным программированием на скретч. Эти девятиклассники позволили мне стать участником городского этапа конкурса «Учитель года — 2013». Это была та их победа, которой они помогли своему учителю, хотя какой я для них учитель: в тот раз я сам учился у них бескорыстию.

В городских испытаниях появился «немецкий» друг. К сожалению, всё, что русскому хорошо, то немцу… нет уже испытаний, а unsere Freundschaft осталась, к счастью. Здесь победа была за учениками шестьдесят шестой. У меня не получился урок, а у них получился: урок поддержки, в которой нуждаются и вера, и надежда, и любовь. И мы говорили с ними о реальном и виртуальном, о родителях и зеркалах, о роботах и тестах, о жизни, которую каждый сам может прожить по любви.

На следующем этапе неожиданно изменились правила игры, и из-за этих изменений я стал участником конкурса «Педагог года Тюменской области — 2013». Отсюда в Подмосковье перекочует рассказ о моих учителях и учениках. Это те самые ученики, которые приходили на урок, мастер-класс, сидели в рядах зрителей; само их присутствие вдохновляло. Вдохновляли и библиотечные стены: со старших классов школы это моя библиотека, здесь начинал я вести компьютерные курсы. Здесь я набирался опыта у своих коллег, учеников, родителей, здесь жюри возложили на меня свои надежды и преподали мне урок ответственности. Это была победа организаторов конкурса, членов жюри и всех тех, кто принимал участие с интересом и любовью.

Подмосковье, которое началось в Москве, вернуло меня в мою профессию, в мир моих коллег и друзей. Конкурсные испытания, беседы, прогулки: всё это было удивительным праздником любви, любви к той, которая вдохновляла и вдохновляет. Её имя бережёт мою память, сдувает холод с души и призывает моё сердце жить.

Встреча с президентом

Моя встреча с президентом состоялась в Ново-Огарёво. Нас, пятнадцать лауреатов, сначала долго возили в микроавтобусе вокруг московского кремля, потом, попросив оставить вещи, пересадили в другой микроавтобус и отправили в Ново-Огарёво, где дали время привести себя в порядок и полакомиться вкусными пирожками. Вместе с нами встречу ждал и министр образования Дмитрий Викторович. Со своей стороны мы задали свои вопросы министру, а также дали возможность министру задать нам свои вопросы. Чуть позже к этой беседе присоединился помощник президента Андрей Александрович и тоже получил право задать свои вопросы учителям. Мои коллеги принялись во все свои голоса говорить что-то очень важное и наболевшее так, что, если откинуться на спинку кресла, можно было услышать симфонию человеческой души: то на одном, то на другом конце стола звуки меняли свою высоту, свой тембр, будто Великий Композитор пытался выразить в этих звуках своё дорогое и волнующее. А вопросы и ответы с обеих сторон были самые простые: что можно изменить в конкурсных испытаниях и надо ли в них что-то менять, что делает школьная форма с человеком и что человек делает со школьной формой, что будет с электронными учебниками и бумажными журналами, как нам достойно любить детей и получать за эту любовь достойную зарплату, — в общем, я до сих пор не знаю, видели ли мы все, участники той беседы перед встречей с президентом, пошлую комичность и наивную дерзость в наших вопросах и ответах, в нашей вере в светлое будущее и в нашей неизбежности настоящей реальности?

Когда пришло время встречи, мы перешли в специально подготовленный зал, каждый сел на своё место, журналисты расставили свои микрофоны и камеры, подготовили фотоаппараты. Президент вошёл и каждому пожал руку. Эта была рука пожилого уставшего человека. Мы сели и Владимир Владимирович негромко произнёс речь, которую вынужден произносить президент перед камерами, обратился к Андрею, нашему победителю, выслушал его ответ, после чего общение продолжилось без журналистов.

Здесь можно было бы ожидать неожиданного, узнать неизвестное, поведать неведомое. Однако что могли лучшие учителя спросить у лучшего президента? За закрытыми дверями нас ожидал всё тот же Жан-Поль Сартр: вопросы о патриотизме, едином экзамене, профессиональном стандарте, о льготах и пенсиях, вопросы о программе ипотечного кредитования учителей, которые старше тридцати пяти, о программе поддержки сельских школ. Поскольку встреча происходила за закрытыми дверями, то не всё можно вынести за пределы этих дверей, а те ответы, которые и можно было вынести, легко найти в новостях, погуглить в Интернете, спросить у Яндекса. Самым интересным в этих ответах мне показались искренность и юмор, адекватный взгляд на современную политическую и экономическую ситуацию, желание работать вместе со всеми, несмотря на усталость и неизбежную дурноту повторений.

«Мы с тобой одной крови» — слова , которые не были произнесены, но которые витали для меня в воздухе. Не знаю, что может сделать президент для учителей, но знаю, что учитель, как и любой гражданин, для своего президента и для своей страны делает лучшее дело тогда, когда живёт своей собственной жизнью, любит своих близких и своё дело, трудится не как раб на галерах, а как свободный гражданин, стремится не к социальной справедливости, а к преизбытку завещанной Богом любви, которой хватит и на прекрасных детей, и на умудрённых президентов.

За чашкой чая Общее фото

Фото взяты с сайта: http://kremlin.ru/news/19357