Перечень кораблей

Первого человека, от которого я услышал философические речи, зовут Василий Петрович Коротаев. Благодаря ему я узнал о мировоззрении, познакомился с Сократом, с историей и культурой. Помню анекдот, с которого началось знакомство с семиотикой:

— Что значит кольцо у девушки на безымянном пальце правой руки?
— Это значит, что она замужем.
— А что значит кольцо на безымянном пальце левой руки?
— Что она разведена?
— Нет, это ничего не значит. А что значат кольца на обоих безымянных пальцах?
— ???
— Это значит, что она замужем, но это ничего не значит.

Курс «Введение в философию» я слушал у Наля Александровича Хохлова, человека ума и чести. Благодаря ему я знаю о методе малых групп. Благодаря ему я получил возможность первой публикации в интернете. Запомнил о верификации и фальсификации, о смысле жизни, о человеческом отношении к человеку. Светлая память.

Санкт-Петербургский государственный университет

Антонов Тимофей Викторович. История античной философии. Благодаря ему есть возможность читать на древнегреческом и латинском языках.

Федоров Борис Иванович. Логика. Благодаря ему у меня есть любовь к логике, к точности и ясности высказываний. Борис Иванович для меня — образец университетского профессора.

Базулева Татьяна Леонтьевна. История немецкой классической философии. Благодаря Татьяне Леонтьевне я знаю, что значит учиться. Я слушал не просто лекции о Канте, это были настоящие штудии кантовских идей.

Бродский Александр Иосифович. История русской философии. Есть его книги, которые до сих пор хочется читать. Благодаря ему я знаю, что существуют интеллигентность и скромность.

Погоняйло Александр Григорьевич. История средневековой философии. Благодаря его лекциям я знаю об уме.

Шмонин Дмитрий Викторович. История философии Нового времени. Благодаря ему я знаю Франциско Суареса.

Мигунов Анатолий Иванович. Теория и практика аргументации. Благодаря ему я знаю, что такое карта аргументации.

Савчук Валерий Владимирович. Специальный курс «Эпистемология визуального образа в искусстве». Благодаря Савчуку я знаю, что философия может быть не только философией.

Савченкова Нина Михайловна. Аналитика чувственности. Благодаря Нине Михайловне я знаю об актуальном в философии.

Тульпе Ирина Александровна. Философия религии. Благодаря Ирине Александровне я знаю ценность не только ответу, но и вопросу.

Романова Ирина Константиновна. Философская антропология. Благодаря Ирине Константиновне я люблю смотреть кино. Благодаря ей библиотека моя стала больше, какие-то книги читаются, какие-то уже прочитаны. Одна из них «Истина и метод» Гадамера.

Акиндинова Татьяна Анатольевна. Эстетика. Благодаря Татьяне Анатольевне я знаю, что такое ценить своих учителей. Она рассказала не только об эстетике, но и о Моисее Самойловиче Кагане.

Соколова Лариса Юрьевна. История зарубежной философии XX века. Благодаря Ларисе Юрьевне я мог задавать вопросы о книгах, которые читал. Благодаря Ларисе Юрьевне я знаю, что отметку заслуживает не ответ, а человек который этот ответ держал.

Цыпина Лада Витальевна. Специальный курс о Сёрене Кьеркегоре. Благодаря Ладе Витальевне я знаю, что философия дело личности.

Три человека, которые мне помогли.

Гусев Станислав Сергеевич. Благодаря ему я защитил диплом, который так и не смог написать. Благодаря его доброму участию у меня есть alma mater.

Романенко Юрий Михайлович. Благодаря ему я знаю, к кому можно обратиться с вопросом даже сейчас, когда все лекции, семинары, экзамены и зачёты позади.

Шилков Юрий Михайлович. Мой научный руководитель. Благодаря ему я учился и закончил университет. Благодаря Юрию Михайловичу Шилкову я знаю многие имена перечисленные мною выше. Помню, на первом курсе Юрий Михайлович что-то рассказывал, открылась дверь и высокий человек позвал профессора Шилкова на заседание в Академию наук. Был какой-то ответ, дверь закрылась, Юрий Михайлович хотел продолжить мысль, но забыл на чём остановился. Подсказать же ему, конечно, никто не мог. «Сбил меня профессор Гусев!» — сказал Юрий Михайлович. Так я узнал имя человека, который через шесть лет будет меня спасать и воспитывать. Но Юрия Михайловича Шилкова спасти было некому. Светлая память.

Три философа, которых я имел честь слушать, которым имел честь сдавать экзамены, к идеям которых обращаюсь до сих пор.

Иванов Николай Борисович. Философские основы гуманитарного знания. Благодаря ему я знаю, что такое стиль и философия из первых уст.

Секацкий Александр Куприянович. Социальная философия. Благодаря ему я читаю современную философскую литературу.

Положенцев Андрей Михайлович. Философия и методология науки. У Андрея Михайловича я прочёл только «По лицу бездны». Настоящая философская книга, которую я рекомендую.

Почти месяц назад Василий Петрович познакомил меня с Фёдором Андреевичем Селивановым. Уже была одна встреча и одно занятие. Буду стараться у Селиванова. Помогай Бог!

Подготовка к экзамену. Вопрос первый

Посмотрел экзаменационные вопросы. Вопрос первый: «Что такое философия?» Традиционный вопрос. Но после (как, наверное, и до) философского факультета ответить на него не просто. Раньше (после лекций Василия Петровича) я бы сказал, что философия — это мировоззрение. Теперь не могу ответить так запросто, потому что и вопрос «Что такое мировоззрение?» требует своего ответа. Можно, конечно, сказать, что мировоззрение — это воззрение на мир, но что это за воззрение такое? Возможно ли воззрение на стол и стул, на лес, на поле, на восход солнца, на красоту любимой женщины? Не есть ли воззрение всего лишь взгляд? Есть много вещей, доступных (или недоступных) моему взгляду. Да, я могу посмотреть на стол и стул, на лес, на поле, на восход солнца, на красоту любимой женщины. На вещи я могу смотреть потому, что глаз мой не является вещью, на которую он мог бы посмотреть, он может, конечно, посмотреть на своё собственное отражение, но не на самого себя непосредственно. Красота любимой женщины тоже не является вещью, на которую смотрит глаз, поскольку, как мне известно со времён Антуана де Сент-Экзюпери, «самого главного глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце». Но и женскую красоту я склонен признать свойством самой женщины, а не своего глаза или своего сердца. А раз так, то и вижу я только то, что мною не является и мне не принадлежит. Мир, на который мне предлагается взирать, тоже не является мной и мне не принадлежит. Но с ним вот какая заковыка: не есть ли я сам часть мира, не принадлежу ли я миру во всей своей полноте? Может ли часть взирать на целое? Что такое мир? Вот тот вопрос, который будет преследовать меня, когда я отвечаю, что философия — это мировоззрение особого рода. Философствовать, в таком случае, значит, не быть частью мира, занять по отношению к нему позицию одного порядка.

Читаю «Добротолюбие»…

Читаю «Добротолюбие», и вот, что пишет св. Антоний Великий в своих наставлениях: «К ограждению себя от греха будем соблюдать ещё следующее. Пусть каждый из вас замечает и записывает свои поступки и душевные движения как бы с намерением сообщить это друг другу; и будьте уверены, что, стыдясь известности, непременно перестанем грешить и даже содержать в мыслях что-либо худое. Ибо кто, когда грешит, желает чтоб это видели? Или кто согрешив, не пожелает лучше солгать, только бы утаить грех? Как наблюдая друг за другом, не станем творить блуда, так если будем записывать свои помыслы, с намерением сообщить их друг другу, легче соблюдем себя от нечистых помыслов, стыдясь известности. — Итак записывание да заменит для нас очи наших сподвижников, чтобы, чувствуя при записывании такой же стыд, какой чувствуем, когда смотрят на нас, и в мысли мы не держали чего-либо худого. Если так будем образовывать себя, то придём в состояние порабощать тело своё, угождая Господу и попирать козни врага».
Когда был подростком, думал согласно с этим святым человеком. Но что-то изменилось теперь. Св. Антоний прав, но только в том случае, когда стыдно перед другим человеком. Пожалуй, общество, в котором я живу сейчас, отличается в худшую сторону от того, в котором я жил подростком. Раньше некоторые поступки, действительно, считались грехом, теперь некоторыми грешными поступками принято похваляться, выставляя их напоказ. Что случилось? Почему перед другим человеком теперь менее стыдно?
Раньше у меня были хорошие родители, бабушки и дедушки, дяди и тёти, близкие люди, учителя в школе. Теперь этих людей нет рядом со мной. Многие люди, которых я любил, ушли из жизни. И стыдно теперь мне может быть только перед памятью этих любимых людей.
Однако страх Божий не от людей исходит. Есть то, что лучше знать и понимать. Зная, что Господь наблюдает за тобой, не грешить. Но и в минуты сомнений, когда кажешься себе одиноким, покинутым, забытым, не грешить всё равно. Человек не столько раб Божий (хотя лучше человеку быть рабом Бога, чему слугою дьявола), сколько Богом сотворённый и имеющий в себе искру Божию. А имеющему волю творить благо, лучше творить благо и жить по совести.

Искра от Аристотеля

Действие порождает человека. Актуальная философия — это философия действия.
Если хочешь научиться мыслить, нужно мыслить. Мыслить самому. Одно чтение книг приведёт в тупик. Чтобы избежать этого тупика, нужно мыслить с автором и мыслить вопреки ему, мыслить логично и мыслить по совести.
Аристотель писал, что при определённой деятельности, возникают определённые нравственные устои. Можно продолжить, что при определённой деятельности возникает определённый человек. И сам человек определяет, каким он будет. Не родители, не учителя, хотя их влияние очевидно и бесспорно, но сам человек. Наступает в жизни человека момент, когда он сам решает подчиняться влиянию или освободиться от него. Не только среда определяет человека, но и человек определяет среду.

Утро вечера мудренее

Иногда говорят (и я сам так говорил), что философия — это игра в слова. И это правда, если не понимать под этим бессмысленное, пустое занятие. Игра в слова или поиск смысла, как не назови, лишь бы философия оставалась философией. Философствовать по утрам, чувствовать себя пробужденным.
Что такое актуальная философия? Почему философию можно делить на актуальную и неактуальную? Что значит «актуальный»?
Говорят об актуальности в самом начале речи, чтобы привлечь внимание, под актуальностью тогда понимают нечто важное, необходимое в настоящий момент, актуальность превращается в своевременность. Можно было бы заговорить о своевременной и несвоевременной философии. Получилось бы, что каждому философу свое время. И я спрашиваю себя: «Своевременна ли сейчас философия Платона?» Кто-то скажет, что философия Платона всегда актуальна, потому что говорит о вечных вопросах, предельных темах. Но своевременно ли сейчас повторять то, что говорил Платон? Повторять, как попугай, занятие недостойное человека.
Своевременно иметь несвоевременные мысли.
Актуальная философия — философия действия и действительности.